25.05.2015

Многие врачи за запрет абортов, но не все объявят это публично

- Елена Борисовна, вы соавтор законопроекта, который ограничивает аборты за госсчет. Что вас на это сподвигло? Выступление Патриарха с думской трибуны, когда он призвал вывести аборты из системы обязательного медстрахования (ОМС)? Или такие разговоры шли в Думе и раньше?

- Работа над законодательством по профилактике абортов идет с 2010 года. Аборт - это не только медицинская, но и социальная проблема, это уровень нравственности общества. Патриарх же выражает точку зрения части общества, достаточно значительной. Так что выступление Святейшего стало ещё одним аргументом в пользу того, что обсуждение этого вопроса надо выносить с уровня экспертного сообщества на уровень Думы, а значит, и общества в целом. Очень многие медработники говорили, что мы абсолютно правы, что такое законодательство актуально и необходимо. Но публично не все из них готовы были это произнести. Настало время, когда надо это сделать.

- А вы просчитали возможные последствия? Подпольщина, покалеченные женщины и много чего ещё!

- Я уже привыкла к тому, что разработка важных законов всегда сопряжена с определенным противодействием: людей начинают пугать разного рода страшилками. Очень часто этим занимаются те, кого этот закон и не коснется вовсе, а значит, они неспособны разобраться в специфике предлагаемых изменений, либо те, чьи бизнес-интересы закон потенциально может задеть. Так было с законом о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию. Сейчас закону уже пять лет. Ничьих прав вопреки ожиданиям «любителей страшилок» он не ущемил. Мало того, в наш комитет поступают массовые обращения граждан с требованием ужесточить законодательство в этой сфере, усилить ответственность за нарушения. Граждане не хотят видеть насилие, жестокость, нецензурную брань ни на телевидении, ни в кино, ни в печатных СМИ. Поэтому сейчас мы вплотную займемся доработкой закона.

Так и с законодательством об абортах. Безусловно, вопрос требует всесторонней широкой дискуссии. Мы продолжим обсуждение и поймем, какие возможные риски мы не учли. Аборт сегодня - угроза национальной безопасности России. Количество женщин, способных родить ребенка, в России сокращается. И какой у нас путь? Мы до сих пор не использовали ресурс добровольного отказа от абортов, когда женщина будет понимать, в чем последствия этого аборта, как это скажется на ее здоровье, на какие меры поддержки она может рассчитывать, если останется одна, - даже этой информации у них нет. Молодые люди будут лишний раз задумываться о возможных последствиях половой жизни. Так что страхи чрезвычайно преувеличены, но тем не менее какие-то резонные опасения можно будет снять с помощью поправок.

- Можете привести примеры?

- Например, определенная часть населения у нас находится за чертой бедности. Если возникнет вопрос, что для них надо сохранить бесплатную медпомощь при проведении аборта, значит, будем обсуждать. У нас есть разные варианты, в том числе и наделение регионов полномочиями принимать законы, расширяющие круг беременных женщин, которые могут воспользоваться услугами программы бесплатного оказания медпомощи.

Представьте, в России, только по официальным данным, в государственных медучреждениях проводится более 800 тысяч абортов в год. Сколько их проводится в частных клиниках - неизвестно. Равно как у нас нет информации о том, соблюдается ли там законодательство об охране здоровья женщины, делают ли эти женщины осознанный выбор. Поймите, частные клиники могут быть ориентированы на оказание качественной медпомощи. Но бизнес-интересы всегда будут первичны для них. Их цель - оказать женщине услугу и получить за это деньги. Никто не будет пытаться вразумить ее, дать ей время подумать и, возможно, изменить свое решение о прерывании беременности.

Кроме того, аборты в системе ОМС - это около 5 миллиардов рублей ежегодно из госбюджета, а значит, из карманов налогоплательщиков, многие из которых вполне могут не приветствовать аборты. Наше предложение - высвободить эти деньги и направить их, например, на пособие беременным женщинам, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. Тем более что аборт по-прежнему можно будет сделать в рамках программы оказания бесплатной медпомощи по медицинским показаниям. Грубо говоря, человек может пить, а может не пить. Но мы же пьянство за счёт бюджета не оплачиваем.

- А кто будет определять, что по медицинским показаниям женщине можно сделать аборт?

- Перечень этот не очень велик, он утвержден Минздравом - это показания, связанные с угрозой жизни и здоровью матери и ребёнка. Он включает названия конкретных заболеваний. Можно спорить относительно того, какие заболевания включены в этот перечень, но список открытый и понятный…

- А если было изнасилование?

- Я не исключаю, что при обсуждении этого законопроекта такое социальное показание может появиться.

- Вопрос от слушательницы Радио «КП» Ирины: «Если раньше была возможность обратиться в частную клинику, без очередей, с нормальным отношением и не очень дорого, то теперь нам организуют один вариант - дорого, плохо и с осуждением. Так скоро в стране вообще секса не будет - себе дороже».

- Я не видела таких частных клиник, где расценки были бы ниже, чем в государственных. Даже на основании обращений в наш комитет я могу сделать вывод о том, что государственной медпомощи россияне по-прежнему доверяют больше. Нижний Новгород приводит пример, когда мать с ребёнком идёт к педиатру, тот назначает дорогостоящее обследование, а когда родители отказываются, им говорят - если ты этого не сделаешь, то мы позвоним в органы опеки и у вас ребенка отберут, потому что вы не обеспечиваете ему медпомощь, которая ему нужна. И такого рода шантаж не единичный фактор. Не хочу обижать тех, кто добросовестно работает в коммерческой медицине, но там, где государство плотно осуществляет надзор, там меньше нарушений, мздоимства и больше порядка.

- А почему вы ополчились и на лекарства, прерывающие беременность, - их ещё называют таблетки «беби капут»?

- Влияние на здоровье женщины таблетки типа «беби капут», по словам экспертов-медиков, ещё недостаточно изучено, последствия такого шага могут быть необратимыми. Такие препараты совершенно точно не должны быть в свободной продаже: только в медицинских учреждениях здравоохранения и по предписанию врача! Вопрос не в запрете - наши законопроекты строятся на разъяснении, информировании женщин обо всем, с чем связан тот или иной вид аборта.

- А как ваши коллеги по Думе восприняли инициативу? Глава Совфеда Валентина Матвиенко назвала идею «экстремистской». Раскритиковала и вице-премьер Ольга Голодец.

- Как и у любой идеи, у наших законопроектов есть и защитники, и те, кто воспринял инициативу в штыки. Мне даже сообщили, что в мой адрес начали поступать угрозы. Некоторые мои коллеги-депутаты, кстати, наоборот, просятся войти в число авторов законопроектов.